Леонид Каганов. Путь ёжика
«Путь ёжика»
| подробнееотрывкисодержаниезаказ |

Ллео Каганов
«Путь ёжика»
Сетевой дневник 2000-2002 гг.

М.: «Memories», 2006. — 358 страниц с илл.
ISBN 5-903116-08-6

Сайт Ллео Каганова
Предисловие автора
Интервью с автором о книге

200 р.

В основу книги известного писателя-фантаста Леонида Каганова легли ранние записи из его онлайн-дневника. При превращении блога в бумажное издание произошло неожиданное — вместе с интерактивностью ушла сиюминутность заметок, появились цельность и ощущение времени. А главное — из этих коротких записей, наблюдений, эссе, стихов и пародий вырисовывается Личность автора — человека разностороннего и незаурядного, обладающего отменным чувством юмора и щедро делящегося своим талантом с читателями.

Bookmark and Share

Предисловие автора:

ОБО МНЕ:
Зовут меня Леонид Каганов. По роду занятий я писатель, автор книг и сценариев. В интернете с 1997 года существует моя домашняя страница http://lleo.aha.ru
Здесь находится все, чем я занимаюсь в жизни — рассказы, повести, стихи, юмор, сценарии, публицистика, а также разделы с приколами и проделками, которые никак не относятся к моей литературной работе, а были созданы в  свободную минуту.

О ДНЕВНИКЕ:
С 18 марта 2000 года я стал вести там и раздел дневника. Я веду дневник просто так, в свободное время, для себя. Я не ставлю себе задачу кого-то развлекать и никого в свой дневник специально не приглашаю — излишняя посещаемость дневника (впрочем, как и всего сайта) меня в последнее время начинает всерьез пугать. Но по-прежнему каждый, кому это интересно, может читать то, что я пишу в дневник.
Свой дневник я веду не на блоговых порталах, а на своем сайте, пользуясь мощным интерфейсом, который соорудил мой друг программист Евгений Ненаглядов (Coziдатель): rpd.co3.ru Хотя у меня есть и аккаунт lleo в livejournal — там в основном я дублирую ссылки на дневник.

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ:
Ну а эта книга — ещё одна форма существования моего дневника, которая появилась благодаря издательству «Меморис». И это стало для меня неожиданным и очень приятным сюрпризом.

Прочитав книгу сам, я поразился, насколько много, оказывается, насочинял прикольного креатива за эти годы, но все забыл! Хотя нет — пара рассказов, впервые опубликованных в дневнике, впоследствие вошла в мои «настоящие» книги и продублирована в «основных» разделах сайта. Пара статей — опубликована в  журналах, пара песен — записана и прозвучала по ТВ. Но это малость, а вот остальное… У большинства придумок из дневника нет самостоятельной литературной судьбы: не принятые заказчиком, не нашедшие своего места, не  попадающие в жанр, иными словами — не формат. Им суждено навеки похорониться в дальних листах дневника за минувшие годы. Хотя мне (да и не только мне) многие из этих вещей подчас гораздо симпатичнее того, что получило «официальное признание». И эта книга волшебным образом превратила «неформат» в самый настоящий «формат». И дай Бог каждому!


Интервью с автором в газете Re:акция
Александр Гриценко

Номер: №21, "Что? Где? Когда?"
(15 июня 2006 — 25 июля 2006)

Рубрика: Обоняние
Тема: Модный писатель о сетевых дневниках и литературной критике

Писатель-фантаст, сценарист, юморист. Зовут Леонид Каганов. У него вышла новая книга. Называется «Путь Ежика». Подзаголовок — «Сетевой дневник за 2000–2002 год». Это далеко не первый подобный опыт. На западе за такие книги даже специальную «Премию Букера» дают. А у нас пионерами этого дела были Игорь Петров (ЖЖ-юзер labas), Лора Белоиван (tosainu), да и у издательства Memories, книга Каганова не первая — оно уже может похвастаться томиками ЖЖ-юзеров bujhm и polumrak. В этом проекте ново то, что издатель перенес дневник из Интернета в книгу почти без купюр.

На презентации книги было всего два литературных критика — Данила Давыдов и я. Мы оба выпускники Литинститута, оба лауреаты литературной премии «Дебют» (кроме нее у каждого еще по несколько литнаград), оба высокомерны: Давыдов через край, я умеренно. Друг друга терпим: лицемерненько обнимаемся, говорим приятные вещи… У Каганова, казалось бы, тоже немало титулов, однако в элитарной, серьезной литературе его награды не считаются: они ему даны за фантастику. А это, с точки зрения солидного критика, не литература. Каганов мало того что фантаст, так еще и ведет себя как-то непрофессионально. Или ему не нужны положительные рецензии? Или он не понимает: критик хочет, чтобы автор его пооблизывал, покрутился вокруг с раболепной улыбкой. Иначе зачем вообще критикой заниматься? Мне очень интересно: это у писателя такой стиль или он по незнанию? Подхожу. Задаю вопрос.

— Не боитесь, что критика воспримет вашу блог-книгу в штыки или вообще не заметит, а тираж не разойдется?
— Если честно, ситуация меня до обалдения умиляет и заставляет совершенно иными глазами посмотреть на механизмы общественного резонанса. Дело в том, что я уже больше 10 лет зарабатываю литературой, в Союзе писателей с 1998 года, у меня вышло пять книг и некоторые даже удостоены премий, но это сроду никого не волновало. Пока не настал день, когда мой старинный друг Игорь Белый, основатель издательства Memories, издал элитным тиражом… мой интернет-дневник. И организовал презентацию. Наутро я проснулся знаменитым. Это уже четвертое интервью, которое я даю.

— Вы думаете, что я у вас беру интервью?
— А что же? Вон у вас цифровой диктофон на шее висит, а на нем горит лампочка. Значит, включен.

— Зачем нужны эти записи в блогах писателю? Это же пошло. Вдобавок дневник отнимает творческую энергию, которую потом не хватит для новой книги.
— Творческая энергия — штука плохо управляемая. Лично мне не всегда удается направить ее по назначению. Тогда она изливается, например, в дневник. Потому что когда ты выполняешь творческое задание, например, статью сочиняешь, надо держаться строго в рамках и теме. Когда ты пишешь собственную книгу — здесь, казалось бы, все свободно, но практически ты опять должен держаться в рамках, которые сам себе поставил. А в дневнике можно писать что угодно, чем в данный момент занята твоя голова: и частушку про политику, и как за кефиром на скутере ездил, и про фильм новый. Есть тут, конечно, задача — не писать того, что постороннему человеку было бы читать откровенно скучно. Но ее решить проще. И приятнее. Поэтому я всегда думал, что время, потраченное на дневник, — это такой отдых для души, а его продукт никогда не пригодится, потому что у всех этих текстов нет будущего. Не формат, как говорят издатели. А вот оказалось — можно сделать книжку!

— Когда в книге и блоге вы сообщаете пароль от своего ящика, то не боитесь? Судя по материалам в Интернете, у вас много недоброжелателей. Я, например, видел обсуждение ваших текстов… Помните, как вас ругали после рассказа «Письмо отца Серафима»? Не боитесь, что кто-нибудь зайдет к вам в ящик и поглумится?
— Это очень забавное занятие — при случае как бы рассеянно процитировать в Интернете свой пароль. Рекомендую. Туда сразу куча любопытствующих (или злонамеренных), отложив все свои дела, бросаются. Наивные…

— В вашем творчестве много текстов посвященных компьютерам, Интернету… В них сквозит какая-то странная влюбленность во все это…
— У меня первое образование — компьютерное, мне вообще нравится техника и электроника.

— По всему видно, что у вас склад ума не гуманитария, а технаря.
— Писателей вообще меньше всего выходит из Литинститута — даже меньше, чем из художников. С большим трудом можно вспомнить пару фамилий, да и то, как правило, они были известны и до поступления. Из филологов писателей уже заметно больше. Много и писателей-журналистов, но достичь больших успехов им часто мешают профессиональные привычки, заставляя писать быстрым «обозревательским» языком и вываливать на читателя горы информации, перечней и фактов, хотя читатель ждет от книги художественного слова и увлекательного сюжета. Неплохие писатели получаются также из ментов, военных и моряков. Много хороших писателей вышло из технарей — инженеров, математиков, физиков. Но все-таки лучшие писатели получаются из медиков. Вспомним: Чехов, Булгаков, кстати, и Лукьяненко — это все врачи. Медики, на мой взгляд, вне конкуренции.

— Вы очень доброжелательны в переписке на форумах с теми, кто вас откровенно оскорбляет. Это мазохизм или мудрость? Или грамотный пиар?
— Существует интересный механизм: когда кто-то начинает оскорблять собеседника, восклицая «Ты хам! Тварь! Подонок!», а собеседник не подается на провокацию и отвечает корректно, то с точки зрения сторонних наблюдателей кто из них выглядит хамом тварью и подонком?

— Если честно, то мне книга очень понравилась. Она кажется цельной. В ней масса смешного. Причем вы умеет не только смешить, но делаете это умно, подспудно выражая свои небанальные мысли, показывая какие-то социальные вещи. Странно, что вас не знают в кругах так называемой элитной толстожурнальной литературы. Вы бы могли там занять свое достойное место… Вы пробовали дружить с «толстыми» журналами — «Новый мир», «Знамя», «Октябрь»?
— Спасибо за добрые слова. Скажем так: предложений не было, а сам я никогда и никуда не предлагаю свои тексты, жду, пока предложат сами. Многие думают, это потому, что я избалован публикациями. Предложений действительно с избытком, но дело не в этом. Просто, если честно, я очень боюсь испытать ощущение графомана, когда я предложу текст, а мне откажут. «У нас конкурс литературы, здесь не должны побеждать анекдоты!» — такую обиженную фразу я услышал от молодого, но довольно известного литератора, когда мой рассказ (весьма трагичный, кстати) стал победителем. Думаю, то же самое услышу и в «серьезных» литературных журналах. До перестройки они были для авторов практически единственным шансом на достойную публикацию. Но сегодня, когда публикуется что угодно и где угодно, тиражи и вес литературных журналов резко упали. Сегодня литературный журнал занимает особую нишу: он ассоциируется не с массовой литературой, а с ее противопоставлением: эдакой элитарно-кристаллической литературной, понятной лишь утонченным ценителям слога и штиля. Моя же авторская репутация в этом смысле безнадежно запятнана, ведь начинал я автором юмора на ТВ (о, ужас!), а сейчас пишу книги, выходящие в сериях фантастики. А это, понятное дело, клеймо на всю жизнь. Любой утонченный литератор вам скажет, что фантастика — это не литература, а мусор. Вот Булгаков — это литература, а Стругацкие — это так, фантастика. Хотя, согласитесь, если бы Булгаков впервые издал «Иван Васильевич меняет профессию» про машину времени и «Собачье сердце» в пестрой серии «Фантастические миры» — это тоже была бы не литература, а фантастика…

— Смеяться над серьезными вещами: это у вас дар с детства или приобретенное?
— Ну, разумеется. Когда мне было 5 лет, я гулял по стройке в Чертаново, и мне на голову упал ковш. С тех пор все серьезное меня смешит и наоборот. Так и живу. Спасибо за дар, РЭУ-164!

Дружелюбно киваю и отхожу. Высокомерный Давыдов после презентации кривится: «Я об этом писать не буду. Мрак». К Каганову подступают читатели, они тянут книги для автографа. Просачиваюсь сквозь толпу на улицу. Думаю: «Совсем другой человек этот Ллео Каганов… Нелитинститутский формат…»

http://reakcia.ru/article/?1169


«Путь ёжика» | подробнееотрывкисодержаниезаказ |